Обычный человек (common_man) wrote,
Обычный человек
common_man

Когда я был в 8 классе, через дорогу от школы был Краеведческий музей. Как-то раз мы всем классом пошли на выставку, посвященную спецподразделению "Вымпел". После просмотра документального фильма, слушали лекцию одного из основателей, не помню уже, как мужика звали. Он рассказал нам об истории создания, различных эпизодах, наиболее известных операциях и т.д. В т.ч. рассказал, как они впали в немилость после того, как отказались выполнить приказ. "В то утро я поехал в центр и изучил обстановку на месте... Я понял, что если мы захватим БД, то на улицах начнется резня...". Спустя какое-то время я задумался о цензуре, о свободе слова. Вернее, цензуру я не любил уже тогда, но про свободу слова я еще не слышал и ничего о ней не думал. А вот цензуру не любил. И вот я представил себя на месте какого-нибудь начальница местного МВД в неспокойные времена, который узнает, что завтра должна выйти разоблачительная статья. И если выйдет, начнутся массовые беспорядки. А было бы мне дело до свободы слова? Какая нахуй свобода, изъял бы весь тираж, а редактора мордой в пол. С тех пор времени прошло много, взгляды изменились. Я одну вещь понял: свобода - это всегда развитие. А развитие - это всегда жертвы. Поэтому, выбирая свободу, ты в большом масштабе действуешь во благо, способствуешь развитию. Но если нарисовать эту восходящую вверх кривую развития... Если посмотреть на нее ближе, приблизить, взять масштаб поменьше, то увидим, что она отнюдь не монотонно идет вверх, там полно перегибов, экстремумов - это все разрушения, жертвы. И это все частности. Представления о добре и зле зависят от масштаба.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author